Содружество актеров Таганки
Маски
НавигаторПоискreklama@taganka-sat.ruКарта сайта





Театр Содружество актеров Таганки

Сегодня, 21 июня, четверг:
«Бешеные деньги»  19:00, Малая сцена — По пьесе А. Н. Островского «Бешеные деньги». 16+

Завтра, 22 июня, пятница:
«Четыре тоста за Победу»  19:00, Большая сцена — Композиция Н. Губенко по стихам и песням военных лет. 16+

24 июня, воскресенье:
«Картины из московской жизни» или «Женитьбы Бальзаминова»  19:00, Малая сцена — Музыкальная комедия в 2-х частях по трилогии А. Н. Островского. 16+

28 июня, четверг:
«Обыкновенное чудо»  19:00, Большая сцена — Е. Шварц, режиссер Наталья Старкова 16+

29 июня, пятница:
«Звезда обмана» 19:00, Большая сцена


2 июля, понедельник:
«Бешеные деньги» 19:00, Малая сцена


3 июля, вторник:
«Великий нахал, или страсть Художника» 19:00, Большая сцена


5 июля, четверг:
«Дурь» 19:00, Большая сцена


6 июля, пятница:
«Картины из московской жизни» или «Женитьбы Бальзаминова» 19:00, Малая сцена


7 июля, суббота:
«Чао» 19:00, Большая сцена


8 июля, воскресенье:
«Миллионерша» 19:00, Большая сцена


  Весь репертуар на июнь
Главная
Афиша
В следующем месяце
Спектакли
Детские спектакли
Труппа
Пара слов о театре
Схемы залов
Фотоальбом
Пресса о театре
Форум
Новости и события
Как купить билеты?
Поиск
Карта сайта
Контакты
Ссылки
Независимая оценка



Главная / Пресса о театре / Виктория Радунская: Ни о чем не жалею!
Схемы залов

Виктория Радунская: Ни о чем не жалею!


Выпускница Московского хореографического училища, дочь замечательного артиста и балетмейстера Большого театра Александра Радунского, драматическая актриса с интересной и необычной творческой судьбой — Виктория Александровна Радунская — рассказывает об отце, хореографическом училище, Театре на Таганке и незабываемом времени работы с выдающимися мастерами театра и кино.

— Расскажите, пожалуйста, о своей семье и о вашем первом знакомстве со сценой.

— Первый выход на сцену состоялся в балете Николая Попко, Льва Поспехина и Александра Радунского «Алые паруса», когда Большой театр находился в эвакуации в Куйбышеве. В прологе балета, спасаясь от шторма на море, я в роли маленькой Ассоль испуганно бегала по авансцене, пока отец героини Лонгрен не подхватывал меня на руки и не уносил за кулисы. Хорошо помню резкий запах театрального клея, которым приклеивали бороду отцу Ассоль. А еще детская память сохранила ощущение той особой атмосферы волнения и беспокойства, что царит за кулисами перед началом спектакля. Находясь в Куйбышеве с родителями — артистами балета Большого театра — Александром Ивановичем Радунским и Зинаидой Михайловной Вяземской, я каждый день проводила то в балетном зале, то в гримуборной, то за кулисами.

Не могу сказать, что мечтала только о балете, но после возвращения из эвакуации мое поступление в Московское хореографическое училище казалось делом совершенно решеным. Весьма неплохие физические данные позволили мне достаточно легко пройти отборочный конкурс училища, так что отцу за меня стыдно не было. Надо отметить, что Александра Ивановича Радунского знали, любили и уважали все ученики.

Помню один забавный случай, произошедший в 1949 году на генеральной репетиции балета «Красный мак» в постановке Леонида Лавровского. В первой картине задействовали учеников младших классов, которые изображали китайских детей, веселую уличную ребятню. И поскольку никаких танцев не предусматривалось, то первый раз мы очутились на сцене только на генеральной репетиции. Начинался балет сценой прибытия в порт большого корабля, занимавшего весь арьергард сцены. Затем по трапу спускался статный советский капитан в белом мундире. Исполнял его папа. В этот момент вся «китайская» ребятня, открыв рот от восхищения и напрочь забыв о «рисунке роли», вытянулась как по струнке и хором выпалила: «Здравствуйте, Александр Иванович!»


— Участие в каких спектаклях училища больше запомнилось?

— В 1948 году, будучи ученицей третьего класса, я получила соло в балете Попко, Поспехина и Радунского «Аистенок», танцевала с самых первых спектаклей возобновления. Всю ответственность, возложенную на меня исполнением главной партии маленького Аистенка, ощутила сразу. Раньше выходила на сцену лишь в массовых танцах детей, а здесь была главным героем балета и танцевала на пуантах! Репетировали с учениками все трое постановщиков балета поочередно. На этих репетициях я, конечно, всегда уважительно называла отца Александром Ивановичем.

Дмитрий Львович Клебанов, написавший музыку к балету, дружил с нашей семьей и всякий свой приезд в Москву (он жил в Харькове) останавливался у нас. Его визиты всегда сопровождались непрерывным звучанием музыки в нашей квартире: Клебанов все время находился в процессе сочинения. Музыку «Аистенка» я могу назвать мелодичной, простой и понятной. Яркие характеристики каждого персонажа очень помогали всем танцевать музыкально.

На фото: Александр Иванович Радунский

Гнездо моего Аистенка находилось в ветвях большого дерева, расположенного в глубине сцены. Я поднималась туда по лестнице заранее и дожидалась начала спектакля. По сюжету пионеры бережно снимали Аистенка с дерева, поддерживая с двух сторон, и помогали делать первые неуверенные шаги по земле. Мой костюм состоял из красного трико, белого купальника, украшенного перышками, и шапочки с клювом. Весь первый акт Аистенок находился на сцене, общался с домашними птицами и животными.

Довольно много (кордебалет вальса Снежинок, две пары солистов в Розовом вальсе, Русский танец) я танцевала в «Щелкунчике» в постановке Василия Вайнонена. «Щелкунчика» можно с уверенностью назвать отличной школой классического танца для учеников всех уровней подготовки. Из исполнительниц партии Маши помню Марину Кондратьеву. Ее танец уже тогда отличался грациозностью и академизмом.


— Не вспомните ли своих педагогов?

— В младших классах я училась у Евгении Александровны Лапчинской, педагога строгого и очень профессионального. Историко-бытовой танец преподавала Маргарита Васильевна Васильева. Ее уроки всегда вызывали неподдельный интерес. Выпускалась я у Марии Алексеевны Кожуховой, человека требовательного, порой даже деспотичного, но великолепного учителя. О том, чтобы прийти к ней на урок с накрашенными ресницами, не могло быть и речи! Безжалостной рукой Мария Алексеевна стирала весь макияж с лица, послюнявив носовой платок. Но вне стен балетного зала Кожухова была совсем иной, приветливой и доброжелательной. Она жила совсем рядом с училищем, на Пушечной улице, в небольшом флигеле, и иногда приглашала учениц в гости на чай.

На фото: Виктория Радунская — Маша в спектакле МТЮЗа «Капитанская дочка»

— Кто из одноклассников вам особенно запомнился?

— Со мной вместе выпускались Светлана Дружинина и Марис Лиепа. Дружинина сразу же после выпуска поступила на актерский факультет ВГИКа и больше уже не танцевала. Мариса я впервые увидела на Фестивале-смотре хореографических училищ в номере «Мазурка», который он исполнял вместе с двумя девочками. Во время фестиваля Марис подружился с компанией моих одноклассников. Затем уехал обратно в Ригу и, примерно через два года вернувшись, стал учиться в нашем классе. На первом уроке дуэтного танца нас поставили в пару и, несмотря на то, что я была одной из самых маленьких девочек в классе, Марис не смог меня поднять. Физическую силу он обрел немного позднее, а тогда выглядел худым и несколько слабым. За три года, проведенные в училище, невероятно работоспособный и трудолюбивый Марис сделал огромный успехи и выпускался лучшим учеником класса. Мы вместе исполняли концертный номер «Вальс» на музыку Шопена в постановке студента балетмейстерского отделения ГИТИСа.

— После окончания училища я попала в Большой театр, где задержалась только на два года. Уже в первый сезон я параллельно пробовала себя в кино. Вскоре меня утвердили на роль главной героини (ученицы хореографического училища) в фильме «Моя дочь» режиссера Виктора Жилина. В театре мне пришлось взять отпуск на полгода, хотя в тот момент труппа собиралась на первые и ставшие знаменитыми гастроли в Лондон. Фильм прошел во всех кинотеатрах Москвы с большим успехом. В это же время на очередных кинопробах судьба свела меня с Роланом Антоновичем Быковым, который впоследствии пригласил меня играть в его спектакле в ТЮЗе. Вскоре стало понятно, что совмещать работу в Большом театре со съемками и участием в драматических спектаклях не получится, и без всякого сожаления я ушла из Большого театра. Родители моему решению не препятствовали.


— С чего началась ваша совместная работа с Роланом Быковым?

— Ролан Антонович пригласил меня играть в его спектакле «О чем рассказали волшебники» Вадима Коростылёва (по стихам Корнея Чуковского), который впоследствии превратился в фильм «Айболит-66», где снимались многие актеры ТЮЗа, в том числе и я. Очень музыкальный, со множеством танцевальных фрагментов, этот спектакль положил начало моей работе в драматическом театре. Я исполняла Ласточку и больную Обезьянку. Позднее, в фильме, Быков ввел связующих персонажей — Комиков и Трагиков, которые появлялись между эпизодами. Я исполняла одного из Комиков. Ролан Антонович всегда очень требовательно относился не только к актерам, но абсолютно все могли рассчитывать на его помощь в работе над ролью.


— Почему вы ушли из ТЮЗа?

— В 1963 году меня пригласили в Театр пантомимы, который вместе со своими студентами создавал преподаватель ВГИКа Александр Александрович Румнев. Возможность поучаствовать в новом интересном проекте, поэкспериментировать с пластикой и движением меня необычайно заинтересовала и я, не раздумывая, приняла приглашение. Спектакли театра строились на чередовании отдельных небольших эпизодов. Первым моим номером стал отрывок из юморески Чехова «Роман с контрабасом», который я исполняла вместе с коллегами из ТЮЗа Валерием Носиком и Игорем Ясуловичем. Несмотря на прежний опыт работы, эта бессловесная сценка далась мне непросто. Трудность заключаласьв абсолютной свободе импровизации. За годы учебы в хореографическом училище, привыкнув к дисциплине и строгому следованию хореогра­фическому тексту, я, признаться, совсем растерялась, когда мои партнеры на естественный вопрос — «Что я должна делать?» — неожиданно ответили: «Что хочешь!». Миниатюра рождалась непосредственно в процессе работы. Хотя Театр пантомимы просуществовал всего два года и был закрыт «как чуждый советскому человеку» по причине «безыдейности», мы объездили с гастролями почти всю страну и везде имели успех. После его закрытия я вместе с коллегами пришла в Театр киноактера. В этот период жизни я активно работала над дубляжом зарубежных кинолент. Анук Эме, Ани Жирардо, Анна Маньяни и другие знаменитые актрисы говорили моим голосом…

На фото: Виктория Радунская в фильме «Берегись автомобиля» (с И. Смоктуновским и О. Ефремовым)

— В фильме «Берегись автомобиля» Эльдара Рязанова вы исполнили роль Тани, помощника следователя. Какие впечатления оставила работа с Олегом Ефремовым и Иннокентием Смоктуновским?

— Конечно, с этим фильмом связаны самые радостные воспоминания. Работать с такими мастерами, как Рязанов, Ефремов, Смоктуновский — огромное удовольствие и великое счастье. Иннокентий Михайлович относился ко мне очень по-доброму. Во время съемок картины я жила в доме Большого театра на улице Садово-Каретной, а он в гостинице «Пекин». В те дни, когда мы вместе снимались, я пешком шла до площади Маяковского, а затем вместе со Смоктуновским ехала на студию на машине, которую за ним присылали.


— Вы 27 лет прослужили в Театре на Таганке Юрия Любимова. Какими были эти годы?

— Насыщенными работой и порой даже трудными, но тогда отдача любимому театру была безоговорочно полной, никому даже в голову не приходило, что может быть иначе. Мы играли по 36 спектаклей в месяц и, естественно, ни о кино, ни о работе в студии звукозаписи я уже не думала. Первым моим спектаклем стали «Десять дней, которые потрясли мир» по Джону Риду. Одетая в красное трико, я изображала огонь революции, который высекали двое рабочих, стуча молотками по наковальне.

На фото: Виктория Радунская в фильме «Трудное счастье» (с Е. Леоновым)

Особо памятной работой могу назвать потрясающий спектакль «А зори здесь тихие…» по одноименной повести Бориса Васильева с декорациями Давида Боровского. Я играла сержанта Кирьянову. На мой взгляд, этот спектакль был одной из лучших постановок театра. Когда женский состав «вырос» из ролей молоденьких девушек, Любимов не стал вводить новых актрис, и «Зори» сняли с репертуара. «Законсервированность» актеров в своих постоянных ролях — одна из особенностей театра Любимова: если Юрий Петрович «видел» кого-то в определенной роли, то другого претендента на это место просто не существовало.

На фото: Виктория Радунская-Кирьянова в спектакле Театра на Таганке «А зори здесь тихие…»

Говоря о Таганке тех лет, нельзя не упомянуть имя Владимира Высоцкого. Первой моей совместной работой с ним стал спектакль «Жизнь Галилея» по Брехту. Поочередно с главной актрисой театра Зинаидой Славиной я играла Великого Герцога Флоренции, а Высоцкий — Галилео Галилея. В последние годы Владимир Семенович играл довольно неровно, но когда испытывал подлинное вдохновение, то превращался в мощный сгусток энергии, которую передавал, как по цепочке, своим партнерам.

В 1993 году после раскола внутри труппы я перешла в новый театр «Содружество актеров Таганки» под руководством Николая Губенко, в котором работаю по сей день. С тех пор прошло уже много лет, но вспоминая то время, возникает ощущение светлой грусти, ностальгии по тем вечерам, когда после спектакля собирались друзья театра — Вознесенский, Таривердиев, Сахаров, Капица и многие другие выдающиеся деятели культуры и науки. Слушали новые песни Высоцкого, обсуждали планы на будущее, делились своими мыслями. В такие моменты рождалось необъяснимое чувство сплоченности и единомыслия. Я никогда не жалела о принятых в прошлом решениях и бесконечно благодарна судьбе за яркие воспоминания и счастливую творческую жизнь…



Беседовала Александра Рыжкова.
Журнал «ЛИНИЯ» (приложение к журналу «Балет» № 4—5, 2011 год).
Фото из архива В. А. Радунской.



«Девушка Мириам и хаос, вокруг бушующий…»  •  Программа телеканала ТВЦ «Городское собрание»  •  «На Таганке появится театральный бульвар»  •  Министр и солдат  •  «Кто назовёт братом…»  •  Трагедия дель арте  •  Владимир Щеблыкин. В границах нонконформизма.  •  О том, чтобы жила Таганка  •  И, всё-таки, вы победили  •  «Потрясающей художественной выразительности…»  •  Николай Губенко  •  «Концерт по случаю конца света»  •  Владимир Высоцкий  •  «Арена жизни»  •  «Исповедь хулигана»  •  «Мисс и мафия»  •  «Очень простая история»  •  «Четыре тоста за Победу»  •  «Картины из московской жизни» или «Женитьбы Бальзаминова»  •  «Забыть Герострата!»  •  «Чайка»  •  «Великий нахал, или страсть Художника»  •  «Веселого Рождества, мама!»  •  «Цветок Аленький»

Афиша
 Июнь 2018
ПнВтСрЧтПтСбВс
1
2
3
456
7
8
9
10
111213
14
15
16
17
181920
21
22
23
24
252627
28
29
30

Адрес театра:
109004, Москва, ул. Земляной вал, 76/21 (м. «Таганская» кольц.)

Время работы касс:
с 13:00 до 19:00.
В дни с утренними спектаклями с 11:15 до 12:00 продаются билеты только на утренний спектакль текущего дня.

Билеты приобретаются на каждого посетителя, включая детей, независимо от их возраста.

Электронные билеты,
купленные на сайте bigbilet.ru, необходимо распечатать в кассе театра в течение часа перед началом спектакля (с 18:00 до 19:00 для взрослых спектаклей и с 11:00 до 12:00 для детских).

На вечерние спектакли дети до 14 лет не допускаются.


Справки о наличии билетов:
(495) 915–11–48.

Схема проезда


Поиск
Поиск



Каким источникам информации о спектаклях Москвы вы доверяете?



Другие опросы





Арт-Партнер XXI


VIP-театр></a>
			</td>
			<td valign=top width=10><img src=

Фотоальбом Фотоальбом

Рейтинг.ru
Система Orphus

Земляной вал, 76/21
Как проехать. Тел. (495) 915-11-48.

© 2008—2018, Театр «Содружество актеров Таганки»

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter.

Фотоальбом