Размер Цвет Изображения Выйти
"Исповедь хулигана" //

"Исповедь хулигана" (Ольга Рыжова)

На Малой сцене театра "Содружество актеров Таганки" состоялась премьера поэтического спектакля "Исповедь хулигана". Режиссер-постановщик Валерий Иванов-Таганский, отвечая на вопрос о цели своего спектакля, сказал: "Я хотел, чтобы в наше нелегкое время люди читали не детективы, а Есенина". Жизнь поэта, яркая и короткая, представлена его знаменитыми стихами, черновиками, письмами, дневниковыми наброс-ками, а также исследованиями биографии и смерти Есенина. Лирика и театральная публицистика, искренность и мастерство актеров составили спектакль, достойный продолжить традиции "старой" Таганки. Нарочито простой стиль 20-30-х годов XX века создают на сцене режиссер и художник Юрий Доломанов, балетмейстер Анзор Сихарулидзе, композитор Сергей Серегин. Есенинские песни под гитару, модная в то время чечетка, "старые" во всю стену фотографии поэта и его возлюбленных, квадратная люстра на цепях - все это создает классическое единство места, действия и времени. Актеры Владимир Завикторин, Кирилл Петров, Сергей Серегин играют не только героев стихов и биографии Есенина, но и саму душу поэта, ее три возраста. Кирилл Петров после комического перевоплощения в Кирова отплясывает в черном платке-парандже не менее смешной восточный "танец Шаганэ". "Почерневшие", практичные, знающие, что такое "жисть", герои Кирилла Петрова -это тоже душа Есенина. "Черный человек" и подсовывает кудрявому поэту (Владимир Завикторин) рюмку водки. Пустую. Такие "фантомные" рюмки можно до бесконечности пить, до бесконечности учтиво предлагать. Сергей Серегин - дядька, учивший поэта ездить на коне и плавать, односельчанин с гитарой, напевающий о близкой гибели. Эти сцены - то, что как бы представляется поэту перед смертью. Но главная удача - Сергей Есенин - Владимир Завикторин. Актер и сам сероглаз, и пишет стихи, даже учится в Литературном институте. Искренность и одухотворенность его героя создают настроение всего спектакля. Он с болью и радостью читает стихи, "пьянеет" от воздуха, выбирает с мальчишеской радостью самый плохой галстук... Эпатажа хватает в губенковской Таганке у каждого героя, а красивость и "наво-роты" дорогих костюмов заменяет вспыльчивая молодость. Если говорить о нынешних зрительских запросах, то долгожданная психологическая разгрузка в "Исповеди хулигана" оказывается не меньшей, чем в коммерческих постановках. Юмор, искренность, такие материи, как любовь, предательство, смерть, - все есть в этрм молодом спектакле. Ольга Рыжова, "Культура", №3, 2002