Размер Цвет Изображения Выйти
"Бег" //

Обозреватель Анжелика Заозерская сравнивает "Бег" Юрия Бутусова и Марии Федосовой

«Бег» по-мужски и по-женски Два взгляда на знаменитую пьесу представлены в «Содружестве актеров Таганки» и Вахтанговском театре. В театре «Содружество актеров Таганки» – премьера спектакля «Бег» по пьесе Михаила Булгакова в постановке молодого режиссера Марии Федосовой. Художественный руководитель театра Николай Губенко объяснил, что идея этого спектакля возникла после того, как он посмотрел в театре имени Вахтангова «Бег» Юрия Бутусова. Николай Николаевич добавил, что «их «Бег» принципиально другой». Действительно, другой. Можно было бы сказать, что более женский (все-таки режиссер – женщина, к тому же ждущая рождения ребенка). Более политический, более массовый, менее авангардный, менее замысловатый, возможно – менее образный. Безусловно, Серафима Корзухина (Елена Оболенская и Виктория Райкова) у Марии Федосовой больше земная женщина, чем Серафима (Екатерина Крамзина) у Бутусова, хотя бы потому, что, как собака (в буквальном смысле), ползет к своему мужу – министру торговли и потом проклинает его почти по-бабски. Тогда как Серафима Бутусова скорее дух, проводник, символ, сущность, чем человек из плоти и крови. И Голубков в версии «Содружества...» куда больше похож на питерского интеллигента своей эпохи, чем великан Голубков в исполнении самого высокого артиста России Сергея Епишева у вахтанговцев. Но у Бутусова была другая цель – в образе Голубкова показать не представителя вымирающего социального класса, а вечного Дон Кихота, который борется с ветряными мельницами под поэтическим светом зеленой лампы. Бутусов делал спектакль вне времени, и больше о сновидениях, чем о реальной Гражданской войне в России, тогда как у Федосовой больше историчности, конкретики, действительности и географичности. Если у Бутусова не столь важно, где Крым, где Париж, а где Константинополь – бег он и есть бег, откуда бы ни бежать, – то у Федосовой каждое место действия очень четко обозначено. И «бегство» из Крыма не похоже на «бегство» из Константинополя в Париж. Причем Мария с помощью большого экрана и изображения 3D (спектакль на сцене «Содружества...») показывает, что небо Крыма очень отличается от неба Константинополя и тем более от парижского серого неба, и горы Крыма не такие, как горы Турции, и город, с его небом, меняет людей, и поэтому люди везде разные. Некоторые, как Люська, подстраиваются под обстоятельства не по-человечески легко, другие, как Хлудов, Голубков и Серафима, представляют собой константные величины. У Бутусова человека меняет не среда, не природа, а война, электричество, чума или тиф. И такой подход к судьбоносной и во многом документальной пьесе Михаила Булгакова соответствует эстетике и направленности обоих театров. Николай Губенко из своего родового, еще любимовского Театра на Таганке, где он служил, взял «политическую составляющую», а Юрий Бутусов сделал «Бег» в вахтанговском стиле, где всё суть образы, маски, представления, абстракции, темы, мотивы, характеры… Театралы воспользуются редким шансом – посмотреть и оценить обе премьеры (у бутусовского «Бега» еще статус премьеры, она вышла в апреле 2015 года). Рискну предположить, что женщинам больше понравится постановка Бутусова, хотя бы потому, что женщины не любят политики и конкретики, а мужчины как раз оценят женскую поставку Марии Федосовой, потому что в ней меньше загадок, головоломок и больше Булгакова. Не секрет, что мужчины – лентяи и уже мало читают, а спектакль на сцене театра «Содружество актеров Таганки» – как хорошая экранизация. Причем очень зрелищная. Кстати, костюмы и декорации для спектакля Федосовой действительно предоставили две кинокорпорации – концерн «Мосфильм» и компания «ТриТэ». Анжелика Заозерская, "Труд", 14 января 2016 года