Размер Цвет Изображения Выйти
"Великий нахал, или страсть Художника" //

Интервью Дианы Максимовой и Дениса Муляра на сайте "Театрал-онлайн"

О чем на Ваш взгляд получается спектакль? О великом японском художнике Хокусае, о любви к искусству или о любви между мужчиной и женщиной? Диана. У меня нет точного ответа. Хотя мы его долго обсуждали сами. Главный герой - художник. И он - гений, и он - деспот. Свою любовь он проявляет порой неадекватными поступками. Он подчиняет себе всё и всех для воплощения художественных идей. Он не может просто любить, поскольку ему это просто неинтересно. Денис. Для меня это спектакль о Хокусае и его стремлении к совершенству. Он человек не от мира сего. У него дар от Бога. Он всю жизнь рисовал. Рисовал, например, гору Фудзи, не понравилось - рвал. Потом снова рисовал, и так до тех пор, пока не получал желаемого. И вдруг в его жизни появляется девушка по имени О-со, и она становится его Мечтой. Однако если Любовь и присутствует в их отношениях, то это снова не так, как у всех остальных. Хокусай, получив дар Художника, возможно, не имеет дара Любви во всей его полноте. Я думаю, что спектакль о его сумасшедшей работе, желании познавать. Он же нарисовал почти все, что есть на свете! Он из тех людей, которые попробовали жить свою жизнь так, как им хочется. Что, по-вашему, давало ему силы так фанатично работать? Денис. Я думаю, Бог и дар. Вероятно, у него было все, кроме любви. Женщины и любовь его точно не вели по жизни, не давали силы для творчества. Он природой отрезан от мира, где большинство думают только о еде, сне и отдыхе. Диана. Он не просто видит «стакан наполовину полным», он еще и понимает, что способен наполнить его. Это мощная внутренняя энергия. Очень хочется учиться у таких людей. Пьеса, по которой создан спектакль, демонстрирует важный момент в жизни художника. Как вы думаете, в чем заключается эта важность? Денис. Важный момент – это написание портрета О-со. После того, как портрет написан, и он удался, гений Хокусая достигает цели. Однако поиск художника продолжается. И его не остановить. Диана. Девушка, которую Хокусай назвал своей «Мечтой», становится способной на осознанное самопожертвование. Для меня – это очень важный момент. Когда у художника не получалось ее нарисовать, то она постоянно спрашивала его: «Что я могу для тебя сделать? Я сделаю все, что ты захочешь». Для нее ощущения от общения с гением острее, сильнее, чем все, что она могла представить или уже испытывала. Как спектакль передает внутреннюю борьбу мастера? Денис. А была ли борьба? Есть гениальная игра с окружающим миром. Это игра «Наблюдателя». Он выше всего мирского. Жажда творчества - дар! Хокусай «питается» окружением, а окружение питает его дар. Роль женщины в жизни мастера, это что - стимул, необходимость, может любовь? Ваше мнение. Диана. Хокусай говорит своей Мечте: «Я люблю тебя, но люблю тебя не той любовью, которую ты ожидаешь от меня. Мы никогда не станем мужем и женой и не заведем общих детей, потому что мне это неинтересно.» Вот что имел в виду гений? Невозможно однозначно определить роль каждого элемента. Ваши личные актерские творческие открытия в работе над этим спектаклем: какие сердечные струны задеты? Диана. Людям, которые сталкиваются с гениями, лучше все-таки оставаться на расстоянии и просто любоваться плодами их творчества. Денис. Струны сердечные задеты, но это я оставлю при себе. Каждая репетиция это определенный коктейль счастья. Постоянно, что-то открываем новое. У нас прекрасный коллектив и идет постоянный творческий процесс. Расскажите о роли актерского ансамбля в этом спектакле – как раскрываются образы Ваших персонажей в соприкосновении с другими? Диана. Мы хорошо знаем друг друга, уже работали вместе не один раз, и это позволяет создавать много интересного. Спектакль рассчитан на думающего зрителя. Это не фастфуд. Поэтому режиссер приглашал каждого для определенной роли. Конечно, присутствуют споры, и мы обижаемся и даже не разговариваем друг с другом, но в течение пяти мин, не больше… Мы пробуем разные варианты и выбираем. Все слышат друг друга. Наш режиссер обладает своим внутренним видением спектакля, но при этом она дает нам возможность пробовать. Это ценно! Денис. Существует синтез и обмен и это здорово! Режиссер открыт к диалогу. Хокусай у нас - она! Благодаря ее энергии, мы находимся в постоянном развитии. Японская тема в России находит своих почитателей или это удел небольшой группы? Денис. Мне кажется, что большая мужская часть России восхищается, например, таинственной красотой и загадочностью японских женщин. И не стоит забывать, что у Хокусая большое количество картин эротического содержания, что не осталось не замеченным и в работе над этим спектаклем. Диана. Наверное, настоящие японоведы найдут, где нас упрекнуть. Но мы не театр «Кабуки». Мы не пытаемся приблизиться к истинным японским традициям. Это пьеса русского автора, и мы показываем взаимоотношения людей, которые не имеют национальности. Это наше восприятие японской жизни, способ передать некую восточную философию. Но при этом, мы используем средства выражения, которые понятны нам и нашему зрителю: это и танцы, и характерные движения. Но надо сказать, что нас смотрели консультанты из Японии, и мы внесли определенные коррективы. Вообще, спектакль очень «движенческий», очень живой, динамичный, пластический. Очень интересно «звучащий», в нем много звуков и красивой музыки. Чем обогатит зрителя ваш спектакль? Диана. Люди живут в спектакле «широкими мазками». Нет среди героев успокоившихся людей. Зрителям это может дать некий стимул к осмыслению своей жизни. В любом случае, спектакль не оставит равнодушным никого, и это точно! Денис. Многие увлекаются Японией. Наверное, каждый найдет что-то свое. Скорее всего, это будет познавательная история. Но если посмотреть на нее, как на историю о нас с вами, то мне хотелось бы, чтобы зрители увидели себя в персонажах и смогли задуматься о настоящей свободе. На мой взгляд, настоящая свобода – это неустанное стремление делать то, что ты умеешь, максимально хорошо! Это сложно, и даже, говорят, уже невозможно в наше время. Но каждая наша попытка, каждая новая роль или спектакль – это такая попытка. Попытка приблизиться к тому, что невозможно. Фото Анны Штром с фотосессии к спектаклю "Великий нахал, или страсть Художника". http://www.teatral-online.ru/news/12845/